За чей счет банкет, или Как участники финрынка оценивают затраты на внедрение цифрового рубля

Модная ныне страсть цифровизировать все и вся не знает границ, причем не только в переносном, но и в прямом смысле: многие страны заявили о намерении внедрить цифровую государственную валюту. При этом цели преследуются самые разные. Швеция хочет компенсировать сокращение наличного оборота, Китай – вытеснить наличные, а заодно поддержать многочисленную зарубежную диаспору. В Африке цифровая валюта, работающая офлайн, необходима в силу отсутствия банковской инфраструктуры. Страны Персидского залива стремятся оптимизировать трансграничные расчеты. В Иране и Венесуэле рассматривают цифровую валюту как антисанкционный инструмент, в ЕС же – как средство для борьбы с угрозой со стороны бигтехов, криптовалют и частных платежных систем.

В России в октябре прошлого года ЦБ опубликовал консультативный доклад, в котором поделился своим видением проекта по внедрению цифрового рубля, в результате в заинтересованных кругах развернулась дискуссия по поводу не только механизмов, но и целесообразности этого проекта, иными словами, какие задачи он должен решать, а также возможно ли их решение уже существующими инструментами, каковых на отечественном финансовом рынке и так немало.

Например, исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова усомнилась в необходимости предложенной ЦБ инициативы: «То, что там [в консультативном докладе ЦБ] описано, вполне может быть решено имеющимися средствами, и в первую очередь нужно определиться с тем, для чего он нужен, а не с формами реализации проекта».

Национальный совет финансового рынка (НСФР) считает, что одним из главных преимуществ цифрового рубля по сравнению с безналичными деньгами станет возможность офлайн-расчетов в местах, где отсутствует мобильная связь. В ответ на это Ассоциация участников рынка электронных денег и денежных переводов (АЭД) возражает, что таких регионов в России мало и аудитория для цифрового рубля там весьма ограниченна. В самой АЭД считают, что цифровая валюта может выступать как форма организации финансовой социальной поддержки для особых групп населения.

Высказывались и опасения, например, со стороны НСФР, что внедрение проекта рискует поставить под угрозу ликвидность банковской системы и само существование платежного бизнеса.

Игроков рынка волнует не только необходимость реализации данного проекта, споры ведутся и вокруг возможных путей его внедрения, а также финансовых последствий. Кто будет нести издержки на внедрение цифрового рубля? Окупятся ли они?

Если верить предварительным оценкам, затраты кредитных организаций составят десятки миллиардов рублей. По словам представителя крупного банка, для адаптации платежной инфраструктуры для работы с цифровым рублем банкам придется модернизировать не только софт, но и «железо». И чем больше разнообразных услуг предоставляет банк, тем дороже обойдется апгрейд. По оценке некоторых экспертов, затраты для крупной кредитной организации будут исчисляться сотнями миллионов рублей, что в масштабах всей банковской системы составит десятки миллиардов. В Сбербанке, например, считают, что только обеспечение безопасности использования цифрового рубля обойдется ЦБ и банкам в 25 млрд руб.

Поэтому некоторые эксперты высказывают мнение, что логичнее осуществлять запуск проекта цифрового рубля на основе действующей платежной системы Банка России. По словам директора по инновациям СКБ-банка Виталия Копысова, «данное решение существенно снизит затраты на внедрение, а также риски при расчетах».

ЦБ же заявляет, что о стоимости реализации проекта говорить рано. Окупаемость предстоящих вложений будет зависеть в том числе и от того, какая модель внедрения цифрового рубля в конечном итоге будет взята на вооружение. Напомним, что из четырех первоначально заявленных наиболее вероятными для реализации были признаны модели С и D. В модели С регулятор открывает и ведет кошельки клиентов на платформе цифровой валюты ЦБ, при этом банки и другие финорганизации выступают лишь в качестве посредников. А в модели D Центробанк открывает кошелек банку, а тот – клиенту (где находится кошелек – в самом банке или ЦБ, регулятор не уточняет).

Банки опасаются прямого выхода на рынок самого регулятора, который в этом случае станет конкурировать с коммерческими организациями. Мнение ЦБ на этот счет следующее: «Что касается комиссий банков, то модели С и D предполагают двухуровневую систему. Обслуживать клиентов, взаимодействовать с ними, вести счета и проводить операции по кошелькам по поручению клиентов будут именно банки и финансовые посредники. И они смогут выстроить тарифную политику в конкурентном поле».

В Банке России сообщили, что до конца первого квартала планируют подвести итоги обсуждения консультативного доклада.